Постулаты Бытия III

ВОСХОЖДЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА

Вершина, на которую некоторые люди уже успели подняться, а другие продолжают взбираться, теряется в такой необозримой высоте, что, когда измеряешь ее усилием воображения, мысль отступает, устрашенная бесконечной длительностью предстоящего пути. Сравнивая младенческую душу стоящего на самой низшей ступени дикаря с освобожденной и победившей душой богочеловека, кажется совершенно невероятным, чтобы первая душа могла вместить в себя всю полноту, уже выраженную в совершенной душе, и что вся разница между обеими сводится к ступени эволюции, в самом начале которой находится младенческая душа, а в самом конце душа победителя. Внизу расстилается длинная цепь низших царств животного, растительного, минерального, элементального... Вверху простираются бесконечные иерархии сверхчеловеческих сущностей Ману, Будд, Строителей, Властителей Кармы... Кто может перечислить все эти могучие сонмы? А если взглянуть на все перечисленное как на один отдел в еще более обширной космической жизни, тогда все ступени восхождения человека принимают совершенно иной масштаб, они занимают лишь небольшое место в эволюции непрерывной цепи жизней, простирающейся от элементальной сущности вверх до проявленного Бога.
Мы проследили восхождение человека, начиная от зачаточной души до состояния духовно развитого человека, отметив различные ступени развивающегося сознания, начиная от смутных ощущений дикаря до отчетливой работы мыслителя. Мы видели человека, проходящего снова и снова через цикл рождений и смертей в трех мирах, причем каждый мир отдавал ему свою жатву и предоставлял ему все новые условия для развития.
Теперь мы уже в состоянии проследить его восхождение до последних ступеней человеческой эволюции, которые для огромного большинства человечества еще впереди; они уже пройдены небольшим числом старших сынов нашей расы, и в наше время их проходят наиболее опередившие остальное человечество.
Эти высшие ступени мы разделили на два отдела: первый называется "испытательным Путем", второй заключает в себе "самый Путь" или "Путь ученичества". Рассмотрим их в естественном порядке.
По мере того, как интеллектуальная, нравственная и духовная природа человека развиваются, он начинает все яснее сознавать цель человеческой жизни и все настойчивее стремиться к осуществлению этой цели в своей личной жизни. Снова и снова повторяющаяся жажда земных радостей, сопровождаемая обладанием и последующим разочарованием, раскрывает перед ним преходящую природу всех лучших даров земли. Так часто он стремился к ним, завоевывал их, наслаждался ими и в итоге испытывал пресыщение, что под конец он отворачивался неудовлетворенный от всего, что земля может предложить ему. "Какой смысл во всем этом! стонет утомленная душа. Все прах и суета. Сотни и тысячи раз я был обладателем и в конце концов пришел к разочарованию во всяком обладании. Все земные радости иллюзии, подобные пузырям, появляющимся на воде, хотя и радужным, и ярко окрашенным, но исчезающим от первого прикосновения. Я жажду реальности. С меня довольно изменчивых теней. Я тоскую по истинному и вечному. Я призываю освобождение от ограничений, которые держат меня, как в тюрьме, среди всех изменчивых видимостей".
Этот первый крик души, требующий освобождения, является последствием сознания, что, владей эта земля всем, о чем когда-либо грезило воображение поэта, и будь все зло уничтожено, и все бедствия приведены к концу, и сделайся самые высшие радости доступными, и вся красота доведенной до совершенства, он все же не пожелал бы их и, утомленный, отвернулся бы от всех земных соблазнов. Земное существование стало для него тюрьмой, и как бы прекрасно ни украшалась эта тюрьма, он жаждет безграничной свободы вне окружающих его стен. И не только земля, но и небеса перестают привлекать его; и небеса утомили его; и эти радости потеряли для него притягательную силу, и эти высшие восторги не удовлетворяют его более. Они так же "приходят и уходят непостоянные", как и порождения его чувств; они также ограничены, преходящи и неспособны утолить его. Он устал от вечной смены впечатлений; утомленная и тоскующая душа его призывает освобождение.
Иногда сознание тщеты земных и небесных благ вспыхивает подобно молнии, а затем прежняя власть захватывает душу в плен, и чары изменчивых земных радостей погружают ее снова в преходящее довольство. В этом случае является необходимость пройти еще несколько новых земных жизней, прежде чем сознание тщеты всего преходящего сделается постоянным настроением души.
Но рано или поздно душа все же порывает свою связь с землей и небом, так как ограниченная жизнь бессильна удовлетворить ее, и этот решительный поворот от всего преходящего, это твердое хотение достигнуть вечного и есть дверь, ведущая на предварительный Путь испытания.
Душа сходит с проторенной дороги эволюции, чтобы взобраться по узкой тропе, круто поднимающейся в гору, с твердой решимостью разбить цепи земных и потусторонних жизней и достигнуть свободы горных высот.
Труд, который предстоит выполнить человеку, вступающему на Путь испытания, исключительно умственный и нравственный; он должен достигнуть той внутренней ступени, которая позволит ему "встретить своего Учителя лицом к лицу"; но самые слова "своего Учителя" требуют пояснения. Высшие Существа, принадлежащие к нашей расе, но уже закончившие свою человеческую эволюцию, составляют, как было уже указано, то высшее Братство, которое содействует и направляет развитие человеческой расы. Эти великие Представители человечества, его Учителя, добровольно воплощаются в человеческие тела, чтобы составить связующее звено между человеческим и сверхчеловеческим существованием. Тех, которые готовы исполнить определенные условия, Они допускают в число Своих учеников с целью ускорить их эволюцию и пополнить ими ряды Братства, которое принимает участие в благой помощи миру.
Учителя не перестают наблюдать за человеческой расой и отмечают всех, которые, благодаря чистой жизни, бескорыстному труду ради общего блага, благодаря умственным усилиям, обращенным к благородной цели, и искренней преданности идеалу, становятся во главе остального человечества, делаясь способными воспринять усиленное духовное воздействие. Каждый желающий воспринять подобное воздействие должен обладать особенной восприимчивостью. Духовная энергия, помогающая человеческой эволюции, является принадлежностью всей человеческой расы, и усиленный ее приток в пользу отдельной души допускается только в том случае, если эта проявляет способность к исключительно быстрому развитию, что даст ей возможность помогать остальным и таким образом возвратить в пользу всех ту помощь, которую она получила для своего собственного прогресса.
Когда человек своими личными усилиями, пользуясь лишь той общей помощью, которая дается всем людям путем религии и философии, пробивается в передовую человеческую волну, выказывая при этом любящую и бескорыстно-деятельную натуру, в таком случае он становится предметом особого внимания со стороны неусыпных хранителей расы и его ставят в условия, благоприятные для проявления его духовных сил и интуиции. И по мере того, как он успешно выдерживает испытание, он получает дальнейшую помощь и ему даются прозрения в истинную жизнь, пока неудовлетворенность и нереальность земного существования не выяснятся для его души вполне, а стремление к конечному освобождению не приведет его к вратам Пути. Его вступление на Путь ставит его в положение ученика, или челы, находящегося на испытании; один из Учителей Мудрости и Сострадания принимает его под Свое покровительство как человека, выступившего с обычного пути эволюции, и помогает ему на узком и крутом пути, ведущем к освобождению. Он ожидает вступающего у самого входа на Путь, и хотя последний не знает своего Учителя, Учитель знает его, видит его усилия, направляет его шаги и приводит его к условиям, наиболее благоприятствующим его прогрессу, следя за ним с нежной заботой и мудростью, исходящей от полноты проникновения.
Дорога, на которую вступает ученик, может казаться одинокой и погруженной во тьму; ученик может воображать себя покинутым, но помощь, ускользающая от его сознания, дается постепенно его душе.
Четыре определенных "качества", которые ученик должен с самого начала приобрести, ставятся перед ним, как условия для "ученичества". На этой начальной ступени не требуется доведения их до совершенства, но ученик должен хотя отчасти овладеть ими, прежде чем он будет допущен к Посвящению. Первое из этих "качеств" различие между реальным и нереальным, которое уже возникло в его сознании и привлекло его на Путь. Это различие становится все яснее и определеннее в его уме, и оно освобождает его постепенно от связывавших его цепей, ибо второе "качество", равнодушие к внешним вещам, появляется как естественный результат ясного представления неценности всего преходящего.
Он знает, что утомление, которое отнимало у него всю прелесть жизни, происходило от постоянных разочарований, возникавших вследствие того, что он искал удовлетворения в нереальном, тогда как лишь одно реальное может дать удовлетворение душе; он познает, что все формы мимолетны и непрочны, что они вечно меняются под импульсами жизни и что реальна только единая Жизнь, которую мы ищем и бессознательно любим под всеми ее многообразными покровами.
Эта способность различать (между реальным и нереальным) ускоряется вследствие быстро изменяющихся обстоятельств, которыми обыкновенно окружают ученика с целью запечатлеть в его сознании как можно сильнее непрочность всего внешнего. Жизнь ученика бывает по большей части наполнена бурями и ударами, чтобы качества, которые при обыкновенных условиях развиваются в длинном ряду жизней, могли расти в нем с ускоренной быстротой, достигать совершенства: в жизни ученика постоянные переходы от радости к страданию, от тишины к бурям, от покоя к напряжению; благодаря этому, ученик начинает во всех переживаемых переменах различать нереальность форм и чувствовать под всеми ними одну и ту же неизменную жизнь.
Он делается равнодушным к наличности или отсутствию вещей, которые то приходят, то уходят из его жизни, и он все чаще и чаще устремляет свой внутренний взор на единую неизменную реальность, которая лежит в основе всего проявленного.
По мере того, как он приобретает все более глубокое проникновение и непоколебимую устойчивость, он работает и над развитием третьего "качества", которое состоит из шести душевных свойств, необходимых для допущения ученика на самый Путь.
Свойствами этими необходимо овладеть, хотя бы только до некоторой степени, иначе он будет не в состоянии идти далее.
Во-первых, он должен приобрести власть над своими мыслями, порожденьями беспокойного ума, которые столь же трудно обуздать, как стремительный ветер [Bhagavad Gita, VI, 34.]. Упорное ежедневное упражнение в медитации и сосредоточении должно привести мятежный ум к порядку, и перед вступлением на Путь ученик должен поработать со сосредоточенной энергией над этой задачей, иначе значительное увеличение силы мысли, вызванное его быстрым ростом, окажется опасным и для него, и для других, если сила эта не будет вполне подчинена его воле. Безопаснее дать ребенку играть с динамитом, чем доверить творческие силы эгоисту и честолюбцу.
Во-вторых, вступающий на Путь должен присоединить внешнее самообладание к внутреннему и господствовать над своей речью и над своими поступками так же строго, как и над своими мыслями. Как ум повинуется душе, так же должна низшая природа повиноваться уму. Степень полезности ученика во внешнем мире зависит от чистоты и благородства его видимой жизни в такой же степени, в какой полезность его в духовном мире зависит от постоянства и силы его мысли. При обыкновенной человеческой деятельности хорошая работа нередко портится благодаря небрежности, и ученику предлагается добиваться совершенства во всех подробностях его работы, чтобы позднее, когда он вступит на Путь, недостаток отчетливости не послужил серьезным препятствием для его движения вперед. Как уже сказано, на этой ступени не требуется совершенства, но мудрый ученик должен стремиться к совершенству, зная, как он далек от идеала.
В-третьих, стремящийся к посвящению должен вырабатывать в себе широкую терпимость, спокойное приятие каждого характера, каждой живой формы такою, какова она есть, не требуя, чтобы она соответствовала его личному вкусу. Начиная сознавать, что единая Жизнь облекается в бесчисленные формы, из которых каждая нужна на своем месте, он принимает всякое ограниченное выражение этой Жизни, не желая придавать ему иной характер; он научается уважать мудрость, которая дала начертание этому миру и которая руководит им, и с невозмутимой ясностью видит он, как различные части целого медленно и постепенно усовершенствуют свои отдельные формы.
Пьяница, проходящий азбуку страдания, вызванного деспотизмом его низшей природы, совершает на своей ступени развития такую же важную задачу, как и святой, заканчивающий свой последний урок земной школы, и требовать от них можно по справедливости только то, на что каждый из них способен. Первый находится в детском саду и обучается наглядным образом, тогда как другой заканчивает университетский курс. Оба проявляются соответственно своему возрасту и занимаемому месту, и оба нуждаются в помощи и симпатии, каждый на своей ступени. Это один из тех уроков, который в оккультизме известен как "терпимость".
В-четвертых, должна быть развита выносливость, то терпение, которое спокойно переносит все, не питая никакой злобы, подвигаясь без колебания к намеченной цели. Ничто не может прийти к нему иначе, как через Закон, а он знает, что Закон благо. Он понимает, что скалистая тропа, ведущая прямо к вершине, не может быть столь же удобна, как хорошо утоптанная круговая дорога. Он знает, что он должен уплатить в несколько коротких жизней все кармические обязательства, накопленные в прошлом, вследствие чего расплата и должна быть тяжелой. Самая борьба, в которую он вовлечен, развивает в нем пятое свойство веру в своего Учителя и себя, доверие, полное ясности и силы, которое ничем не нарушимо. Он научается доверять мудрости, любви и силе своего Учителя и начинает не только верить, но и осуществлять божественное начало внутри своего сердца, подчиняя ему всю свою природу.
Последнее из требуемых свойств равновесие вырастает до известной степени само собой, благодаря усилиям, которые ученик делал, вырабатывая предшествовавшие пять свойств. Самая решимость вступить на Путь есть признак того, что высшая природа раскрылась и что внешний мир окончательно потерял свое первенствующее значение для души. Постоянные усилия, которые требуются для одухотворенной жизни ученика, освобождают его душу от всех связей, которые могли бы еще привязать ее к чувственному миру, ибо перенесение центра внимания с низших предметов на высшие угашает постепенно всю привлекательность их. "Они отвращаются от воздержанного обитателя тела" [Bhagavad Gita, II, 59.] и вскоре теряют всю свою силу над ним. Таким образом он научается оставаться среди объектов внешнего мира, не стремясь ни к чему и не отвергая ничего. Вместе с тем, он научается сохранять равновесие среди душевных забот и тревог всякого рода, среди переходов от радости к печали, укрепляясь все более в равновесии благодаря тем быстрым переходам, которыми, как уже сказано, отличается жизнь ученика, заботливо охраняемая его Учителем. Когда находящийся на послушании ученик достиг шести названных свойств, ему остается выработать четвертое "качество", то глубокое стремление к освобождению, ту жажду души соединиться с Богом, в которой таится залог совершенного достижения. Это прибавляет последнюю черту его готовности для полного ученичества, ибо раз это стремление проявилось определенным образом, оно уже никогда не исчезнет, и душа, раз испытавшая эту жажду, не сможет уже никогда утолить ее из земных источников; воды этих источников покажутся ей до того пресными и безвкусными, что она отвернется от них с растущей тоской по истинной воде жизни.
На этой ступени ученик готов к Посвящению, он готов безвозвратно "войти в поток", что навсегда отрежет его от интересов земной жизни, исключая тех, которые помогают общей эволюции и входят в область его служения. Отныне его жизнь перестает быть отдельной жизнью; она приносится на алтарь человечества как жертва, радостно приносимая для общего блага.

Дано в сокращении для ознакомления
Изучайте предмет с первоисточника
Анни Безант
«Древняя мудрость».